Бума не будет: насколько Украина готова к возобновлению кредитования граждан и бизнеса
Итоги конференции Независимой ассоциации банков Украины

Бума не будет: насколько Украина готова к возобновлению кредитования граждан и бизнеса
Фото: Shutterstock

Независимая ассоциация банков Украины (НАБУ) сегодня провела конференцию «Дорожная карта восстановления кредитования в Украине». Экономисты и банкиры обсуждали вопрос, насколько готовы финучреждения к восстановлению кредитных программ, что делает для этого НБУ и как можно повысить инвестиционную привлекательность страны.

Вот самые интересные высказывания, прозвучавшие на конференции.

Роман Шпек, глава совета НАБУ

Роман Шпек, глава совета НАБУ

Экономическая система Украины уже прошла самую глубокую точку падения, перейдя от рецессии к экономическому росту. Реальный ВВП сократился на 16%, потерян контроль над 10-15% экономики, гривна девальвировала в три раза. В итоге: низкая платежеспособность населения, масштабная убыточность бизнеса, суммарный финансовый результат по экономике — 524 млрд гривен в 2014 году и 184 млрд гривен за 9 месяцев 2015-го. Неплатежеспособными признаны около 80 банков. Инфляция [по итогам года] будет на уровне 12%.

Депозитная база банков стабилизировалась, восстановился рост. Банки до сих пор фиксируют убытки, но финансовый результат уже улучшается. Кредитный портфель сокращается, в том числе и из-за ликвидированных финучреждений.

Избыточная ликвидность есть. Банки держат деньги на депозитных сертификатах, на сегодня там 55-60 млрд гривен.

Важно стимулировать сокращение «серой» экономики. Нам следует кредитовать, а заемщики — если соответствуют основным требованиям — должны получать кредиты.

В целях возобновления кредитования надо сохранить экономическую стабильность и рост, повысить инвестиционную привлекательность, улучшить финансовое состояние бизнеса и населения, сохранив правовые условия для реструктуризации долгов. Также нужна новая монетарная политика и прозрачный конкурентный банкинг.

Катерина Рожкова, и.о. замглавы НБУ

Катерина Рожкова, и.о. замглавы НБУ

Мы понимаем, что есть много законодательных пробелов, которые мешают банкам работать с проблемными долгами. Принятие законов о финансовой стабилизации крайне важно, но проблем это не решит. Несмотря на то что крупные банки прошли первый этап докапитализации, они показывают убыточность.

Мы достигли определенной макроэкономической стабильности. Крупнейшие банки снижают ставки, регулятор снизил учетную ставку уже дважды в этом году. Это хорошие знаки.

Ликвидность в банковской системе есть, она становится доступнее, но банки не спешат размещать ее в кредиты. Во время кризиса центробанк может поддержать жизнеспособные или крупные банки. Сегодня огромное количество международных компаний предлагают нам варианты кредитования: Всемирный банк готов открывать кредитные линии для малого и среднего бизнеса.

Крупные игроки сильно закредитованы и требуют реструктуризации. Если завтра будут приняты все [необходимые] законы и изменится судебная система, банки не готовы кредитовать. НБУ должен стимулировать экономику, развивать кредитование, обеспечивать рост вместе с банками. Важно определить точки роста экономики и следовать им.

Тамара Савощенко, глава правления UniCredit Bank

Тамара Савощенко, глава правления UniCredit Bank

Развитию кредитования мешают текущая закредитованность, особенно в корпоративном секторе, низкий платежеспособный спрос на кредиты, высокий удельный вес «токсичных» активов в портфелях банков, повышение регуляторных требований к расчету резервов, и как следствие — потребность в дополнительном капитале. Также не способствуют кредитованию высокие процентные ставки.

На сегодняшний день уровень доверия к банкам достаточно низкий. Но это должно измениться, чтобы населению было выгоднее хранить деньги в банке, чем дома.

Банки продолжают борьбу друг с другом за хороших клиентов в корпоративном сегменте, предлагая им ставки ниже и финансируя их. Можно ждать значительного увеличения объемов потребкредитования. Но кредитного бума не будет. Банки продолжат кредитовать своих клиентов, тех, кто имеет хорошую кредитную историю, прозрачный бизнес.

Дмитрий Ануфриев, партнер Deloitte

Дмитрий Ануфриев, партнер Deloitte

В 2014-2015 годах инвестиционная привлекательность Украины — самая низкая за последние 10 лет. Причина тому — коррупция, неэффективная судебная система и слабая защита прав инвесторов. А еще — макроэкономическая неустойчивость, нестабильность регуляторной среды и налоговой системы. Также среди прочего — недоверие к украинским партнерам, перегруженность украинских компаний долгами, схемы «оптимизации» налогообложения и прочие непрозрачные практики, слабая готовность предприятий к привлечению инвестора.

Чтобы это изменить, нужен стабильный финансовый сектор (госфинансы, банковский сектор), прогнозируемость валютного курса и ослабление валютных ограничений, прогнозируемая политическая ситуация, долгосрочная экономическая стратегия и ее успешная реализация.

Инвестпривлекательны сельское хозяйство, пищевая промышленность, ІТ, инфраструктура и логистика, генерация электроэнергии. Инверторам из США и Китая есть смысл, пока не вкладывая деньги, присматриваться к Украине.

Необходимо приватизировать уже заявленные [к продаже] крупные компании (ОПЗ, «Центрэнерго», облэнерго) и малые компании — их около 300. Нужно привлекать финансирование международных финансовых организаций — ЕБРР, МФК и т.д.

Важно, чтобы работала государственная институция, ответственная за продвижение иностранных инвестиций, и был грамотный процесс общения с инвесторами. Они должны знать, что заводить деньги в Украину безопасно.

Тамаш Хач-Ковач, глава правления ОТР Банка

Тамаш Хач-Ковач, глава правления ОТР Банка

Клиенты и политики утверждают, что проблемы — с банками, а банки говорят, что проблемы с клиентами. Важно найти гармонию между спросом и предложением. Тогда все будет работать.

Существующая в Украине налоговая система не поощряет кредитование. Есть определенный лимит резервов, которые нужно учитывать. Банки должны кредитовать только проверенных заемщиков. Сначала кредитуем НБУ, затем покупаем ОГВЗ, потом кредитуем сельское хозяйство, а потом — остальное.

Венгрия — единственная страна, которая не смогла восстановить кредитование после кризиса 2008 года. Правительство запустило кредитную программу роста, и подразумевалось, что удастся повлиять и на спрос, и на предложение. Была ставка 5%, а стала 7-12%. Каждый банк, готовый кредитовать крупные компании, получал фондирование от регулятора под 0%, и не мог увеличивать маржу более чем на 2,5%. Получилось, что заемщик мог взять кредит до 10 млн евро с любым назначением до 10 лет и в любой отрасли экономики. Были и институции, которые брали на себя часть риска.

В этой венгерской программе участвовали 22 000 заемщиков, кредитов было выдано на 3,5 млрд евро. В первой фазе программы только 40% кредитов рефинансированы, из них 20% рефинансировались в других банках. 74% заемщиков говорили, что без этой программы не брали бы кредит вовсе или брали бы на меньшую сумму. Программа остановила падение кредитования в стране.

Я не уверен, что аналогичная программа уместна в Украине, потому что существует инсайдерское кредитование. Трудно сказать, что такие программы имеют долгосрочное влияние на экономику. Но активное государство может повлиять на правила игры и поведение участников рынка.

Александр Дубилет, глава правления ПриватБанка

Александр Дубилет, глава правления ПриватБанка

Малый и средний бизнес банки не поддерживают. Все программы начинаются от 25 000 евро, а все процедуры — достаточно дорогие. Есть огромный пласт предпринимателей: кондитерские, сапожные мастерские, где крупным кредитом можно только убить бизнес. Им нужен кредит на 5000 гривен. А если у бизнеса капитальные затраты не окупаются в течение 6-9 месяцев, кредитные программы теряют актуальность.

Классические западные инструменты здесь пока не работают, потому что в Украине низкая финансовая культура и повышенный уровень тревожности населения, не очень хорошо развит институт взыскания, а агентства, работающие с проблемными активами, функционируют с неправильным дисконтом.

На сегодня в Украине насчитывается 2,1 млн предпринимателей, количество самозанятых лиц назвать сложнее. Средняя сумма займа Р2Р для физлиц составляет 14 900 гривен, а Р2В для владельцев бизнеса — 130 900 гривен.

По нашим оценкам, 43% кредитов без обеспечения используются на бизнес-цели. А среди кредитов от 20 до 50 тысяч гривен на эти цели идет порядка 80%.

Потребности МСБ в финансировании таковы: кредиты до 50 000 гривен должны выдаваться без обоснования или описания проектов, а на основе скоринговых моделей и понимания того, что это за клиент – на основании его платежей, портрета в соцсетях, истории обращения в банки или кредитные союзы.

Увеличение объемов финансирования предпринимателей и самозанятых лиц для развития их бизнеса может создать более 1 млн рабочих мест. На это нужно потратить 20 млрд гривен.

Тарас Кириченко, глава правления Правэкс-Банка

Тарас Кириченко, глава правления Правэкс-Банка

В Украине отсутствует рынок земли: одна из самых низких арендных ставок в Европе, низкая продуктивность, слабое финансирование и отсутствие достаточного залога. Но она должна стать свободным товаром, который продается. Кредиты под залог [земли] должны быть доступны каждому качественному заемщику. Нужна защита прав кредиторов и инвесторов.

Риски кредитования аграриев — незащищенность прав кредиторов, отсутствие достаточного обеспечения, прав собственности на основной производственный актив, недостаточные знания кредиторов в технологических процессах, природные и курсовые риски, волатильность мировых цен.

Секторы экономики, которые росли после 2008 года — это фармацевтика, FMCG, производство мебели, легкая промышленность, производство оборудования для отопления и т.д. В них можно инвестировать деньги.

Источник: Forbes. Україна

Наверх