Поисковый гигант Google объявляет войну «деньгам до зарплаты»

Поисковый гигант Google объявляет войну «деньгам до зарплаты»
Фото GettyImages

Что будет с украинскими микрофинансовыми компаниями, и где украинцы будут занимать деньги

На днях мировое сообщество всколыхнула новость о том, что поисковая система Google в начале июля 2016 года запретит рекламу микрокредитов. В разряд «нежелательных» попадут «займы до зарплаты», а для США будет действовать еще и ограничение по предложениям с годовой ставкой выше 36%.

Учитывая долю поисковика Google в УАнете, будут затронуты интересы многих игроков рынка. Не говоря уже о микрофинансовых компаниях, деятельность которых завязана преимущественно на интернет-продажах. Почему американский гигант использует такие непопулярные методы, и как это отразится на Украине, специально для Fоrbes расскажет Сергей Деминский, кандидат экономических наук, эксперт-аналитик в области кредитования, проблемных активов, факторинга.

В чем причина

Компания Alphabet, которой принадлежит Google, начиная с 13 июля, прекратит предоставлять услуги контекстной рекламы компаниям, занятым в PDL (payday loan — займы до зарплаты). Что же стало причиной столь категоричного решения для мирового интернет-гиганта, который свыше 90% своей прибыли получает от рекламы?

Наибольшей критике поддаются слишком высокие процентные ставки и возможность выдачи в одни руки неограниченного количества займов, что, по мнению протестующих, загоняет людей в кредитное рабство

Исходя из сообщения компании, причина — в давлении на нее со стороны гражданских либералов, защитников прав потребителей и других сообществ. Одной из таких групп противостояния микрокредитованию стала Leadership Conference on Civil and Human Rights (Конференция руководителей по вопросам гражданских прав и прав человека, куда входит более 500 организаций), которая считает неприемлемыми методы работы PDL-системы. В частности, наибольшей критике поддаются слишком высокие процентные ставки и возможность выдачи в одни руки неограниченного количества займов, что, по мнению протестующих, загоняет людей в кредитное рабство.

Однако в то время как общество защиты прав потребителей выступает против PDL в целом, сам Google преподносит свое решение как способ борьбы с мошенниками, которые действуют без лицензии, и прибегают к недобросовестным методам работы с клиентами. Но какими бы ни были цели, итог один — запрещенной будет реклама всех участников сегмента, независимо от того, «хорошая» компания или «плохая».

Получается, что усилий центробанков по регулированию рынка недостаточно?

Деятельность небанковских микрофинансовых компаний, которые специализируются на PDL, всегда привлекала повышенное внимание критиков и защитников прав человека. Рынок «быстрых», хотя и достаточно дорогих денег зародился в конце ХХ века в ответ на существующий спрос, который не могли удовлетворить зарегулированные банковские учреждения. Правительства вместе с центральными банками многих стран не прекращают попыток «навести порядок» в микрокредитовании.

В США доля PDL достаточно велика (объем ежегодно выдаваемых «займов до зарплаты» еще два года назад достигал 0,3% ВВП), и в законодательстве им отведено отдельное место. Не будем забывать о кредитной истории — факторе, определяющем ситуацию в сегменте, — для американских граждан и их кредиторов она имеет первостепенное значение, и каждый заботится о том, чтобы она была в порядке.

В России на рынке микрофинансирования «кредиты до зарплаты» занимают 18%, что довольно много для такой большой страны (сравним: 38% объема — займы малому бизнесу, 44% — потребительские займы от 40% годовых). Спрос на «быстрые» деньги без справок о доходах здесь продолжает расти. В 2015 году Центробанк России ввел ограничение по максимальной сумме кредита и по годовой ставке (не должна превышать среднерыночную больше чем на треть). Здесь также есть закон «О микрофинансировании и микрофинансовых организациях». Недавно в него внесли поправку, согласно которой начисленные проценты вместе со штрафами и неустойками не могут превышать четырехкратную сумму займа. В ближайших планах — снизить этот коэффициент вдвое и ограничить число микрозаймов, выдаваемых в одни руки.

В Украине пока нет закона, который бы регулировал не только конкретно это направление, но и микрокредитование в целом. Банки и небанковские кредитующие организации даже не имеют «инструкции» по потребительским кредитам и строят взаимоотношения с заемщиками, исходя из общих требований законодательства. Хотя многие участники рынка вздохнули с облегчением, когда декабрьский вариант законопроекта «О потребительском кредите» (№2455) остался «в столе» Верховной рады. Будь он принят, им пришлось бы круто пересмотреть свою деятельность, а некоторые вообще ушли бы с рынка. Напомню, закон предписывал указывать в договоре займа общую стоимость кредита (эффективную процентную ставку), что в целом дало бы положительный результат и кредиторам, и их клиентам.

В Украине пока нет закона, который бы регулировал микрокредитование. Банки и небанковские кредитующие организации даже не имеют «инструкции» по потребительским кредитам и строят взаимоотношения с заемщиками, исходя из общих требований законодательства

Также изменилась бы очередность погашения долга (оплата штрафов и неустоек переносилась в конец очереди) — очень непопулярная мера для микрофинансовых компаний, для которых система штрафов — важный инструмент мотивирования заемщиков гасить долги. Но самый неприятный пункт — предложение запретить рекламу так называемых «нулевых» и «быстрых кредитов без справки о доходах». Последний пункт для украинского рынка мог бы стать не менее сильным ударом, чем тот, которым грозит Google.

Таким образом, с законодательством в области микрокредитов в Украине дела обстоят еще хуже, чем в других странах. Тем не менее, ситуация с давлением на Google демонстрирует, что законы — не панацея от недоверия со стороны граждан, поэтому в бой пошло новое «тяжелое» оружие — информационное пространство интернета. А это уже козырь.

Кто такие «мошенники в PDL», по мнению Google

Google не впервые идет на большие «жертвы» в борьбе с рекламой компаний, деятельность которых считает небезопасной. В 2014 году он удалил более 500 млн объявлений. И все понимали, почему это делается, ведь речь шла о торговле наркотиками, людьми, оружием и т.д. На этот раз пострадает сегмент PDL, и многие не согласны. Во-первых, всех участников рынка приравняли к мошенникам.

В качестве мошенников определили компании:

  • а) работающие без лицензии;
  • б) замалчивающие реальные процентные ставки по своим продуктам;
  • в) прибегающие к насильственным методам взыскания задолженности;
  • г) получающие и использующие личные данные пользователей в противозаконных целях.

Подобные обвинения можно выдвигать во многих сферах деятельности, поскольку злоумышленники есть везде. Но никогда это не было поводом перекрывать воздух сразу всем.

Украинским компаниям повезло меньше

Нужен постоянный мониторинг, отслеживание и очищение информационного пространства от подозрительной рекламы. И у Google есть соответствующая система безопасности, как имеют ее и другие поисковики, которые, кстати, не собираются впадать в панику. Проблема в том, что Google — любимая поисковая система украинцев (согласно исследованиям за 2015 год, она занимает почти две трети рынка), и соответственно, в нашей стране рекламодатели находят здесь больше клиентов.

Поисковый гигант Google объявляет войну «деньгам до зарплаты»

Вполне возможно, что больше всего от решения Google пострадают те украинские компании, которые полностью поместили свою деятельность в онлайн. Пока что их у нас немного (насчитал шесть), но это малоутешительный фактор, ведь мы стремимся к прогрессу, а не наоборот. Уменьшится и количество клиентов у тех, кто использует интернет как дополнительное пространство для рекламы. Но они смогут продолжить работу с тем же «Яндексом», который у нас тоже достаточно популярен. И, конечно же, никуда не денутся физические отделения микрофинансовых компаний.

Новая политика Google слишком радикальна. Украинские финансовые учреждения, поставившие на мирового поискового гиганта, будут в числе тех, кто хорошо это прочувствует. К тому же, если говорить о нашем рынке, ни разу не встречал информации о том, что PDL-компания скрывает какие-то комиссии, проценты или другие платежи. Любому кредитору в первую очередь важно, чтобы его деньги были возвращены в полном объеме и вовремя.

Впрочем, стоит ли говорить о справедливости: давление на поискового гиганта производится не с целью наказать виновных, а чтобы сократить рынок «быстрых» кредитов в принципе. Результат, несомненно, будет, но многие украинцы его не поймут. Такой шаг уменьшит доступ населения к быстрому финансированию: где взять денег, если не у кого одолжить? В банке? Ему подавай справку о доходах… Это — в стране, где люди давно перестали на собеседованиях интересоваться официальным оформлением.

Источник: Forbes. Україна

Наверх